Среда, 23 Октябрь 2019 00:00

Какова ценность может быть у теорий Нобелевских лауреатов по экономике за 2019 год?

Какова ценность может быть у теорий Нобелевских лауреатов по экономике за 2019 год?

Закрадывается подозрение, что современный Запад, раздавая «нобелевки» по економике за подход к борьбе с бедностью, стратегически заинтересован в экономическом отставании стран третьего мира. Или может новая философия бытия — это постоянная борьба с бедностью, которую мы должны обеспечивать сами себе?

Известный историк науки Джон Хорган написал книгу "Конец науки", в ней собраны интервью с выдающимися мировыми учеными по различным дисциплинам, которые высказывали идеи о том, что основные достижения в их научных дисциплинах были сделаны в прошлом.

Например, в фундаментальной физике во второй половине ХХ века не было создано теории, сопоставимой по значению с квантовой теорией. Наш соотечественник Лев Ландау (долгое время работал в Харькове) даже огорчался, что он поздно родился и на его долю не досталось больших открытий, которые он мог бы сделать, потому что они уже на то время были осуществлены другими физиками. Поэтому теперь создаются физические теории (вроде "теории суперструн"), которые практически невозможно подтвердить или опровергнуть на практике по основному методу верификации (подтверждения) теорий. И поэтому этот процесс Хорган назвал "иронической наукой".

Недавно была присуждена "нобелевка" по экономке. Ее получили ученые экономисты Майкл Кремер, Абхиджит Банерджи и Эстер Дюфло. Кремер — из Гарвардского университета, Банерджи и Дюфло работают одновременно в Массачусетском технологическом институте (MИT) и в Лаборатории борьбы с бедностью им. Абдул-Латифа Джамиля. Дюфло и Банерджи стали первым супругами, которые совместно получили Нобелевскую премию по экономике. Дюфло еще к тому же оказалась и самым молодым лауреатом (ей 46 лет), и второй женщиной (после Элинор Остром), получившей Нобелевскую премию по экономике.

Когда я ознакомился с тем за что им дали Нобелевскую премию, то подумал — Джон Хорган прав, и современная экономическая наука также превращается в ироническую науку, как и физика до нее.

Экономисты первой половины ХХ века ставили масштабные задачи — как сделать конкретную страну богатой. Теперь же экономисты всего лишь хотят узнать, как побороть бедность. В середине 1990-х годов новоиспеченные Нобелевские лауреаты провели ряд экспериментов по улучшению образования в Кении. Их подход заключался в разбиении проблемы на мелкие составляющие части на индивидуальном и групповом уровне с помощью специальных "полевых исследований", что, по их мнению, привело к более глубокому пониманию общества и индивидуального человеческого поведения.

Что же показали исследования? Например, они показали, что основной проблемой во многих странах с низким уровнем доходов является не нехватка ресурсов (например, книг или бесплатного питания школьников), а то, что учебные программы плохо адаптированы к потребностям школьников. Но разве мы этого раньше не знали?

В сфере охраны здоровья одно из исследований Кремера показало, что люди с низкими доходами очень чувствительны к ценам, если речь идет о профилактике заболеваний. Опять же — разве в этом есть что-то новое?

Банерджи и Дюфло проводили эксперимент по задействованию мобильных клиник, персонал которых всегда был на рабочем месте — для сравнения со стационарными, в которых персонал часто отсутствует. В селах, которые входили в экспериментальную группу, уровень вакцинации вырос с 6% до 18%. Если же родителям за вакцинацию их детей давали килограмм чечевицы, то уровень вакцинации достигал 39%. При этом, несмотря на дополнительные затраты на покупку чечевицы, расходы на каждую отдельную вакцинацию снижались за счет увеличения количества вакцинированных детей. И извините, но это всегда знали и знают даже украинские политики, которые стимулируют своих избирателей, с успехом раздавая им гречневую крупу на мажоритарных округах с целью повышения явки на выборах — проводя, таким образом, "исследования". Другие теоретические "достижения" Кремера, Банерджи и Дюфло носят подобный характер.

Какую ценность могут иметь теории Нобелевских лауреатов по экономике за 2019 год для нашей экономики? Примерно нулевую. Где-то в оазисах Кении они, может быть, и ценны, но только не у нас. Наше население давно знало, что мало купить учебники детям, ведь при обучении необходимо, чтобы у них был наставник (репетитор), который научит, адаптирует для ученика теоретический курс, по которому он хочет успешно сдать экзамены. Это у нас знали еще во времена УССР.

В общем, непонятно, в чем новизна "нобелевки" по экономике по 2019 год. Как сказал по аналогичному поводу лауреат Нобелевской премии по физике за 2004 год Фрэнк Вильчек, основные законы, управляющие Вселенной, возможно, уже открыты учеными. Хотя физики почти наверняка будут и в дальнейшем открывать удивительные вещи, подобные высокотемпературной сверхпроводимости, свойства которых можно объяснить на основе более глубокого подхода, но эти "находки" вряд ли изменят фундаментальные представления физиков о материи.

Так же и в теоретической экономической науке — основные законы уже открыты Адамом Смитом, Давидом Рикардо, Альфредом Маршалом, учеными "австрийской" школы экономики, учеными "исторической" школы экономики, Джоном Мейнардом Кейнсом, Милтоном Фридманом и многими другими достойными экономистами прошлого.

Во время купирования мирового экономического кризиса 2007 года, по мнению еще одного Нобелевского лауреата по экономике за 2008 год Пола Кругмана, тогдашний руководитель ФРС США Бен Бернанке успешно применял методы кейнсианской политики, выработанной еще в середине 1930-х годов. Нет ничего более современного в экономике, чем хорошо проверенные на практике старые методы управления экономикой! Никто не хочет рисковать, когда на кону устойчивость мировой экономической системы.

И еще меня поразило презрительное отношение ученых к своим подопечным. Они в принципе не предполагают, что их подопечные в Кении могут позволить себе другие методы в борьбе с бедностью, эффективность которых доказана в прошлом. Например, промышленную политику и/или, скажем, монетарные методы — по отдельности или в сочетании. Из истории экономики мы знаем, что именно эти методы приводили и приводят страны к процветанию, а не "адаптация программ обучения школьников к их потребностям", что понятно и до любых исследований любому разумному практику. Если бы кенийские ученые решили, например, провести аналогичные эксперименты в США в школах с преимущественно белым населением (и получили бы при этом, конечно, аналогичные результаты), то вряд ли бы эти методы тогда были признаны эффективными в борьбе с бедностью, поскольку бедность в США была существенно сокращена совсем другими методами, и мы знаем какими!

Не хотелось бы говорить ничего плохого, но закрадывается подозрение, что современный Запад, раздавая "нобелевки" по экономике за такие вот теории косвенно (или напрямую, что еще хуже) стратегически заинтересован в экономическом отставании стран третьего мира. Иначе мы бы увидели совсем другие Нобелевские премии в экономической науке! Возможно, некоторые призывы о целесообразности или не целесообразности чтения литературы украинцами тоже чьи-то далеко идущие планы относительно формирования пустых тупых масс, зомбированных круглыми столами и заокеанскими мессиями? А реформы от транша до транша или крупнейшая победа — приезд следующей миссии МВФ?! Почему не выдается как победа запуск нового предприятиязавода или защита докторской/кандидатской диссертации, что обеспечивает действительно высокий прорыв в науке? А такие правда есть! И настоящие научные школы еще есть в Украине! Или может новая философия бытия — это постоянная борьба с бедностью, которую мы должны обеспечивать сами себе?

Или, возможно, причина более банальна — может просто достойных теорий ученых-экономистов, для присуждении им Нобелевских теорий по экономике, сегодня в мире просто нет? Конечно, это не так. Не может не быть достойных всемирного признания экономистов. Так, прорывные открытия, вероятно, уже сделаны. Но и из сравнительно недавних лауреатов считаю очень важными и полезными с точки зрения практического применения исследования Жана Тироля (о роли монополий в технологическом прогрессе, 2014 год), Ричарда Тейлера (исследовал последствия ограниченной рациональности, социальных преимуществ и недостатка самоконтроля у человека, 2017 год), Пола Ромера (за исследования влияния технологических инноваций на экономический рост, 2018 год). Просто выбор комитета по присуждению премии в этом году был, скажем так, оригинальным.

Мое изучение многих работ, например, историка экономики Джоэля Мокира или специалиста по институциональной экономике Дарона Аджемоглу подсказывает — есть достойные экономисты мирового масштаба, которые пока не награждены премией Банка Швеции по экономике имени Альфреда Нобеля.

Богдан Данилишин Об этом сообщает nslovo.in.ua со ссылкой на СМИ.



Источник: “http://newsmir.info/1853623”

Другие материалы в этой категории: Суд заарештував рахунки «Укрнафти» в «Приватбанку» »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены